Магазин

Портал главная

Новости Информация Статьи О запахах

   

 

 

 

 

 

 

 

Нов български университет 2005

 

СРАВНИТЕЛЬНАЯ СЕМИОТИКА ЗАПАХОВ

В КУЛЬТУРЕ РОССИИ И БОЛГАРИИ

 

 

О. А. Нестерова

И. Георгиева

«Запах антоновских яблок исчезает из помещичьих усадеб» - так метафорически обозначил И. Бунин закат особого вида русской культуры – культуры дворянской усадьбы. Исчезновение запаха означает исчезновение объекта, не просто обладавшего им, но через него выражавшего всю свою суть. В условиях современных глобализационных процессов можно говорить об исчезновении или переходе на периферию чувств и сознания современного человека самобытных и неповторимых запахов отдельных культур и о распространении по всему миру общих для всех, универсальных запахов, свойственных цивилизации. Запах цивилизации вытесняет, а иногда и подавляет запахи локальных культур. Повсеместное торжество универсальной парфюмерии, быстрой еды, новых технологий коммуникации, обладающих собственными, известными всему миру запахами, постепенно приводит к тому, что запахи национальных культур утрачивают свою яркость, образность, отчетливость. Если раньше путешественник, уловив на чужбине знакомые ароматы, не просто воспоминал о далеком отечестве, о чем-то родном и близком, но и на какое-то мгновение испытывал чувство внутреннего комфорта, то сейчас эту функцию успешно выполняют для него запахи цивилизации, которыми пропитаны все мегаполисы мира.

По субъективному ощущению многих людей, каждая культура пока сохраняет свои особенные запахи и ароматы. Монгольская культура пахнет молоком, лошадьми, юртой. Немецкая культура пахнет синтетическими чистящими средствами, кислой капустой и сосисками. Вьетнамской культуре присущ запах специфического растительного шампуня. Южная Корея пахнет морем. Гвинея Биссау пахнет свежестью и зеленью. «В Молдове каждое время года пахнет по-своему. Зима – оттепелью и влагой. Весна – смолой распускающихся почек, первыми лучами солнца и первыми цветами. Май пахнет тюльпанами, сиренью, распускающимися цветами каштанов и окрепшим солнцем. Лето в городе пахнет асфальтом, фруктами и соками, а в деревне скошенной травой, живностью, пасущейся на лугах, и заготовками на зиму. Осень пахнет фруктами и овощами, виноградным соком и молодым вином»(1). «Временами в бесконечных просторах памяти всплывали облачные воспоминания запахов: гейдельбергской весны – цветущих каштанов и лип; Ривьеры – моры эвкалиптов и роз; больших библиотек – кожи, пыли и вечности…»(2). «Още утре ще се дигна и ще се махна Плиска, където мирише на чесън и говежди тор» (Завтра же соберусь и уйду из Плиски, где пахнет чесноком и коровьим навозом) (Караличев А.).

В межкультурной коммуникации запахи играют огромную роль: они могут быть как препятствием, так и благотворным фактором в общении. Когда человек попадает в инокультурную среду или общается с представителями другой культуры, он не просто обращает внимание на существование «чужих» запахов, которыми пропитана другая культура, но оценивает и осознает их в сравнении со своими родными и привычными запахами. Запахи становятся частью семиотического поля чужой культуры. В любой культуре происходит означивание и символизация результатов восприятия окружающей действительности, информация о которой поступает к человеку по трем каналам: визуальному (зрительному), аудиальному (посредством слуха) и кинестетическому (через осязательные, обонятельные и прочие ощущения). И человек использует эти каналы для обратной связи с окружающим его миром. Ольфакторная компонента создания образа как своей, так и другой культуры и ее роль в межкультурной коммуникации является предметом нашего исследования в данной статье.

В последние годы усилился интерес исследователей к изучению запахов в культурах разных народов и той роли, которую играют запахи в социокультурной

________________________________________________________________

1 Описания запахов, присущих различным культурам, были сделаны студентами 2 курса факультета по обучению иностранных граждан МГЛУ в 2004г.

2 Степун Ф.А. Мысли о России // Степун Ф.А. Сочинения. М., 2000. С. 204.

 

 

2

 

жизни(3). Этот интерес обусловлен тем, что в изучении коммуникативных процессов этот «самый древний канал д и с т а н т н о й связи»(4) был незаслуженно обойден вниманием исследователей проблем межкультурной коммуникации. По мнению К. Леви-Строса, «запахи принадлежат к природному и социальному мирам одновременно»(5), поэтому знаки, связанные с запахами, играют определенную роль в структурировании образа мира. Каждая культура имеет свои специфические запахи, которые являются доминантными для носителей той или иной культуры. Запахи являются опознавательными знаками культуры. Это связано как с географическими и природными условиями существования и развития культуры, так и с традициями, обрядами, обычаями. В картине мира каждой культуры означены запахи природы (растения, животные, море, горы, степи и проч.), запахи человека (естественные и привнесенные – парфюмерные ароматы, ритуальные умащения и проч.), запахи кухни. Так, например, «индийская гастрономия чрезвычайно тонко различает все разновидности и оттенки вкуса и запаха, что не покажется удивительным, если учесть ее длительный опыт использования ароматических трав и специй. Однако, хотя мы вправе утверждать, что индийская кухня ставит на первое место вкус и аромат еды, а китайская делает упор на текстуру, это вовсе не означает, что китайцы не считают аромат важнейшим качеством пищи, а индийцам безразлична ее текстура. Это просто вопрос приоритетов и способов восприятия и оценки различных качеств пищи, действующих на органы чувств (…) Эти оценки и используемые нами критерии в значительной мере определяются культурой. Эскимосы, подобно многим народам Западной Европы, предпочитают мясо другим видам пищи, однако не всякое мясо они находят вкусным. Наибольшее эстетическое удовлетворение доставляет им подгнившее мясо, ставшее мягким и полужидким, с сильным запахом и резким вкусом. У эскимоса запах и вкус жареного свежего мяса может даже вызвать отвращение, а наша реакция на его пищу, конечно, окажется прямо противоположной. Обе эти реакции представляют собой результат длительного воздействия разных культур»(6).

Способы обозначения запахов в болгарской и русской культурах не отличаются большим разнообразием, «соответствующая терминология в русском языке, как, впрочем, и в других, достаточно бедна»(7). И в том и в другом языке все, что связано с ароматом и запахом, обозначается глаголами (пахнуть – мириша, помирисвам; нюхать – душа, надушвам, подушвам; нести - издавам, изпускам миризма, лъха; разить; садить; вонять - смърдя, воня; смердеть, повеять; потянуть – усещам; благоухать - ухая), прилагательными (вонючий – миризлив; зловонный – вонящ, зловонен; смрадный – смрадлив; смраден - разложен; задушлив; ароматный - ароматен, парфюмиран; благоуханный – благоуханен; благовонный – благовонен; душистый), существительными (аромат – аромат, ухание, парфюм; благоухание – благоухание; благовоние – благовоние; вонь – воня; зловоние, смрад – смрад, миризма на батак, кал, тиня, блато, смет, нечистотия; запах – миризма; дух (прост.), душок (разг.) – дъх; запашок (разг.). Болгарские и русские фразеологизмы не только выражают отношение той или другой культуры к запахам, но и через запахи характеризуют личность человека, его поведение и поступки, и даже возраст и состояние здоровья. Так, например, о неопытном, молодом человеке болгарин скажет: не е мирисал барут, а русский подтвердит, что этот человек не нюхал пороху. В тех случаях, когда русский подчеркивает молодость собеседника словами: у тебя еще молоко на губах не обсохло, болгарин обозначает то же самое через запахи: устата ти още мирише на мляко. О взорной женщине болгары скажут смрадливка (вонючка), а о мужчине с плохим характером – миризливец, пръч (козел вонючий, душной козел). В болгарском языке есть фразеологизмы, которые указывают на тяжелую, смертельную болезнь, на преклонный возраст человека, на закат его жизни, на состояние опьянения, на жизненные и социальные ситуации через ольфакторные знаки: мирише на гроб, мирише на нафталин, мирише на пръст – пахнет ладаном; мирише на бъчва – несет

_________________________________________________________________

3 См.: Ароматы и запахи в культуре. Кн. 1 и 2. М., 2003.

4 Мечковская Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура: Курс лекций. М., 2004. С. 108.

5 Леви-Строс К. Путь масок. М., 2000. С. 163.

6 Розин Э. Эстетика и кухня: разум возвышает материю // Красота и мозг: Биологические аспекты эстетики. М., 1995. С. 327.

7 Кабакова Г. Запахи в русской традиционной культуре // Ароматы и запахи в культуре. Кн. 1 и 2. М., 2003. С. 50.

 

3

 

бочкой (вином); мирише на война – пахнет войной; мирише на бой - дело пахнет керосином, пахнет жареным; не съм китка (цвете) за мирисане – не подарок. А също така станалата вече модерна фраза деньги не пахнут-парите не миришат.

В русском языке часто отношение к человеку выражается через называние запахов или обозначение обонятельных каналов восприятия информации. Например: не надышаться на кого-л. – любить кого-л., на дух не переносить – не любить, даже ненавидеть кого-л. В болгарском языке те же отношения выражаются не через ольфакторные, а через визуальные знаки. Если русский мужчина не может надышаться на свою милую женщину, то болгарин не може да й се нагледа (не может насмотреться, наглядеться). С ольфакторной компонентой восприятия действительности в болгарской и русской культурах связано обозначение присутствия или отсутствия какого-либо объекта. Так, болгарин, не обнаружив чего-либо ожидаемого, говорит: тук и не мирише на..., с чем русский сразу же согласится: тут этим и не пахнет. Обладание какой-либо информацией или поиск информации в русской речи обозначается: унюхать, вынюхивать, а в болгарском языке – душа, надушвам, подушвам. Но если русский о пропавшем из поля зрения человеке скажет: от него ни слуху ни духу, нет и в помине; и дух простыл, то болгарин в этой ситуации произнесет: от него няма и помен (о нем не осталось памяти, его нет в поминальных списках). Свое желание, связанное с исчезновением кого-либо из своей жизни или из данной ситуации, русский выразит так: чтобы духу твоего здесь не было, поставив акцент на «неприятный» запах собеседника. Болгарин выразит аналогичное желание так: искам и помен да няма от теб (хочу, чтобы о тебе памяти не осталось), акцентируя внимание на памяти, воспоминании. В русском языке наличие интуиции или ее отсутствие может выражаться через обонятельные ощущения: чуять носом, нюх потерял, в болгарском языке это выражается иначе: усеща с кожата си (ощущает кожей). Обозначение старости, старческого возраста в русском языке может происходить не через запах непосредственно, но через действия, которые ведут к возникновению неприятного запаха: старый пердун, либо через перенос значения: старый козёл (козел имеет неприятный, резкий запах). В болгарском языке старость может обозначаться метафорически иным способом: ходеща катафалка (движущийся катафалк), от джоба му се подава некролог (из кармана высовывается некролог).

В языке и речи ольфакторная компонента представлена не только через называние и характеристику запахов, или предметов, обладающих запахами и ароматами, или действий, порождающих запахи, но и через указание на орган обоняния – нос. И в болгарской и в русской культуре нос является важной мифологемой: задирать нос- виря си носа, держать нос по ветру, нос воротить, дальше носа не видеть-не виждаш по-далече от наса си, совать нос- пъхаш си носа куда-л., под носом у тебя-под носа ти е; на носу экзамен- водить за нос-води те за носа, в носе некругло- кто-то не обладает достаточными качествами , средствами и т.д.

Запах соотносится с чувственным опытом человека. Трудно вербально выразить запах. Если человек никогда сам не чувствовал запах чего-либо, по описанию он не сможет его идентифицировать. Легавые – название сыщиков в русском языке. Это метафоризация способности сыщиков найти след преступника «по нюху» (как собака): «Нюх, как у собаки, глаз, как у орла».

Функции запахов как знаков: 1. Запахи рождают воспоминания. 2. Запахи способствуют или препятствуют коммуникации. 3. Запахи создают ситуацию личностного комфорта или дискомфорта. 4. Запахи привлекают внимание к объекту или порождают неприятие и отторжение объекта. Мифологизация через запах: «О некоторых людях – к ним относится Александр Великий – говорят, что их пот издавал приятный запах, благодаря каким-то редким и исключительным особенностям их телесного устройства»(8).

Социальные знаки.

Ольфакторное обозначение и символизацию социального статуса человека мы встречаем и в болгарской и в русской культурах: существуют запахи богатства и бедности, города и села, профессиональные, половозрастные, маргинальные и т.д. И в болгарской, и в русской культуре по запаху различают социальный верх и низ. Так, например, представители обеих культур по запаху безошибочно определяют статус

_____________________________________________________________________

8 Монтень М. О запахах // Монтень М. Опыты: В 2 т. Т.1.Кн. 1,2. М., 1996. С. 282.

 

 

4

 

магазина: атмосфера торговли в престижных магазинах пропитана запахом дорогих духов и ароматизаторов. Запах дорогих сигар или сигарет, смешанный с дорогим парфюмом, в обеих культурах является символом благосостояния человека. Запах социальных низов связан с запахом мочи, фекалий, пота, нечистой одежды, перегара. Например, от кръчмата го удари спарен въздух, миризма на вино, тютюн и печено свинско месо (из кабака в нос ему ударил затхлый воздух, запах вина, табака и жареной свинины). Маргинальная культура обладает сильными и неприятными запахами.

Запах является знаком пола и возраста. Так, в болгарской культуре младенец пахнет приятно: мирише ми на бебе (пахнет грудным ребенком). Как и в других культурах, в Болгарии и в России запах женщины безусловно приятен и притягателен и определяется основами сексуальной культуры. Традиционная русская культура предпочитает «естественные» женские ароматы. Запах духов символизировал социальное положение женщины: дорогие и тонкие ароматы сопровождают состоятельную и знатную женщину. Женщины всех народов с древних времен использовали ароматические вещества для того, чтобы привлечь мужчину. «Большая часть красивых маленьких горшочков на туалетном столике египетской дамы предпочтительно содержала масло. Египтяне любили покрывать тело маслом… Египетские духи представляли собой ароматическое масло. Когда женщина желала, чтобы от ее тела приятно пахло, она использовала мирру и сладко пахнувшие масла, а также цветочные настои, например, «аромат лилии»»(9). «Когда наступало время каждой девице входить к царю Артаксерксу, после того, как в течение двенадцати месяцев выполнено было над нею все, определенное женщинам, - ибо столько времени продолжались дни притиранья их: шесть месяцев мирровым маслом и шесть месяцев ароматами и другими притираньями женскими, - тогда девица входила к царю»(10). «Во времена самого грубого варварства скифские женщины, помывшись, пудрили и мазали себе лицо и тело ароматическим снадобьем, распространенным в их стране; перед тем, как сблизиться с мужчиной, они снимали эти притирания, и тело их становилось гладким и благоуханным»(11).

Обозначение и символизация социокультурной ситуации может происходить через запахи. Так, например, после освобождения заложников «Норд-Оста» в интервью одного из бойцов спецподразделения прозвучало: «Когда мы ворвались в зал, мы почувствовали запах человеческой беды». Милиционеры по запаху безошибочно идентифицируют притон воров или наркоманов. (запах горя, запах беды, запах войны, запах наркотиков, запах пожарищ и т.д.).

Обозначение нравственных и коммуникативных характеристик человека. Хороший – плохой. Опасный – безопасный. «Понятие запаха не ограничивается чисто сенсорным опытом. Оно включает в себя то, что можно было бы назвать «атмосферой», - неопределенное ощущение притягательности, отвращения или страха. (…) запахи не только воспринимаются носом, но и образуют форму коммуникации, вовлекающую все тело»(12).

Индивидуально-личностные знаки.

Эмоционально-ситуативные знаки (запахи, которые порождают положительные или отрицательные эмоции). Люди воспринимают запахи субъективно как приятные и неприятные: «… я очень люблю вдыхать приятные запахи и до крайности ненавижу дурные, ибо к ним я чувствительнее, чем кто-либо другой»(13). Ассоциативно определенный запах может быть связан с той или иной ситуацией в личной жизни. Это могут быть воспоминания о эмоционально окрашенных впечатлениях о праздниках, встречах с различными людьми, о жизненных эпизодах, которые означиваются как включенные в культуру. «А по субботам, с Пасхи до Покрова, пекли ватрушки. И дни забудешь, а как услышишь запах печеного творогу, так и знаешь: суббота нынче» (Шмелев И.С. С. 79). «В тазу горячий кирпич и мятка, и на них поливают уксусом. (…) в тазу шипит, и подымается кислый пар, - священный. Я и теперь его слышу, из дали лет. Священный… (…) Незабвенный, священный запах. Это пахнет Великий Пост»

_____________________________________________________________________

9 Мертц Б. Красная земля, черная земля: Древний Египет: Легенды и факты. М., 2001. С. 124.

10 Библия. Книга Есфири. 2, 12-13.

11 Монтень М. Указ. соч. С. 283.

12 Леви-Строс К Указ.соч. С. 162.

13 Монтень М. Указ. соч. С. 283.

 

5

 

(Шмелев И.С. С. 15 - 16). «Я гуляю по комнатам. Везде у икон березки. И по углам березки, в передней даже, словно не дом, а в роще. И пахнет зеленой рощей» (Шмелев И.С. С. 85). «И в доме – Рождество. Пахнет натертыми полами, мастикой, елкой» (Шмелев И.С. С. 101).

Субъективная символизация этапов жизни и значимых событий (запах болезни и больницы – например, запах касторки, нашатыря и проч., запах праздника – Новый год пахнет мандаринами; запах близкого человека - запах бензина ассоциируется с отцом-шофером; запах типографии, где работала мать; запах пирогов, которые пекла бабушка и проч. Образ отца через запахи: «Звонок, впросонках. Быстрые, крепкие шаги, пахнет знакомым флердоранжем, снежком, морозом. Отец щекочет холодными мокрыми усами, шепчет – «спишь, капитан?». И чувствую я у щечки тонкий и сладкий запах чудесной груши, и винограда, и пробковых опилок…» (Шмелев И.С. С. 125). Субъективное означивание времени, эпохи, периода: духи «Красная Москва», «Тройной одеколон».

В советской культуре быта 80-х годов запахи означивали болгарскую кухню и виноделие. Пряный запах маринованных овощей, импортированных из Болгарии (лечо, огурцы, помидоры, перец, ассорти из огурцов и помидоров), существенно отличался от более мягкого запаха традиционных домашних солений, и воспринимался как нечто необычное, пикантное. Болгарские вина пользовались в СССР большой популярностью не только в силу необычного для советского покупателя оформления бутылок, но и в силу нежности и тонкости запаха и вкуса. Запах болгарского табака и болгарские сигареты – один из распространенных знаков советской культуры. Так, например, в 1979 году «курили: сигареты «Стюардесса», «Родопи», «ТУ», «Опал», «Интер» - это «хорошие», с фильтром, 35 коп. «Дымок», «Астру» («Астму»), «Приму» – «чтоб продирало», 14 коп. «Беломор» – папиросы для настоящих мужиков! Для престижу – болгарские в твердой пачке «ВТ». Зубы чистили – болгарскими опять же пастами “Mary” и “Pomorin”. Латинские буквы на тюбиках льстили обывателю, он уже не верил лозунгу “Советское – значит, отличное!”» (Киршин В.). Болгарские сигареты были знаком принадлежности человека к интеллигентным кругам или показателем относительной обеспеченности. Легкость и мягкость запаха по сравнению с отечественной табачной продукцией, а также иностранное происхождение товара способствовали созданию семиотического поля престижности. Для многих слоев советского общества болгарские сигареты были достаточно дорогим товаром: «А “мужики” не знали, чем себя занять, и, за неимением лучшего, удалились на балкон – покурить. Там был студеный мороз, но никто не подавал вида, что мерзнет, и дым, смешиваясь с паром, выходит из посиневших ртов драконьими клубами. По случаю праздника Серега принес пачку дорогих болгарских сигарет «Стюардесса» и теперь франтовато выщелкивал их из пачки одним пальцем» (Корф А.). Культура советской эпохи была также ознаменована шампунями и духами из Болгарии, запах которых отличался от отечественных аналогов мягкостью, нежностью природных ароматов розы, крапивы и т.д. И сейчас для многих россиян запах знакомых с детства и юности болгарских шампуней порождает ощущение стабильности и уюта. Этот знак прочно закрепился в подсознании как минимум двух поколений: «Шампуни «Болгарская роза» мы помним еще с советских времен. Невысокая цена и большой объем (420 мл) немало способствовали их популярности. “Береза”, “Можжевельник”, “Ромашка”, «Роза» – знакомые названия болгарских фитошампуней не затерялись в море хлынувшей на наш рынок импортной продукции. И сегодня мы легко узнаем их на ломящихся от изобилия полках…»(14).

Болгарская роза в межкультурной коммуникации Россия – Болгария является сложным символом. С одной стороны, запах болгарской розы во всем мире и, разумеется, в России считается дорогим и элитарным. В рекламном тексте о духах «Fleurs de the Rose Bulgare» читаем: «Это - изысканный коктейль из болгарской розы, цветов китайского чая и серой амбры, дополненный ванильными и жасминовыми нотами. Болгарская роза – это самый дорогой из парфюмерных компонентов... К тому же этот цветок очень капризен, и парфюмерам очень тяжело дается его обработка. Самое чувственное и женственное творение полей, роза – единственный цветок, способный воздействовать на организм на гормональном уровне. Этот женственный

_________________________________________________________________

 14 Спрос. 2000. № 2.

 

6

 

аромат был создан в 1890 году для императрицы Виктории, и сегодня, спустя столетие, он доступен не только аристократкам, но и простым кинозвездам: таким как Ким Бессинджер и Деми Мур». С другой стороны, роза и чарующий аромат розы для русских является символом Болгарии и болгарской культуры: «Собранная всего на двух процентах территории Европы, собравшая в себя невероятную красоту лазурного теплого моря и величественных, покрытых снежными шапками вершин гор, она является родиной мифического певца Орфея, легендарного Спартака, земля с золотым оттенком мелкого морского песка, пурпурным цветом болгарских роз и ни с чем несравнимым вкусом болгарских вин. Называют Болгарию "кусок рая". Почему - говорят, что когда Господь дарил каждому народу по кусочку земного шара, забыл про болгар. Когда они явились к нему с просьбой отдать хоть краешек земли, Богу ничего не осталось, как отдать им кусочек своего рая. И с тех пор Болгария - это сокровище, которое ждет, чтобы каждый открыл его для себя!». В популярной болгарской песне роза – визитная карточка страны:

Вземи във този хубав ден

Една българска роза от мен

Нека тя да ти напомня

С ароматния си глас

За Балкана, за морето

И за всички нас, всички нас…

(«В этот прекрасный день я дарю тебе болгарскую розу. Пусть её аромат напоминает тебе о Балканах и о море и о всех нас…»).

Даже в песнях советской эпохи болгарская роза выступала не просто как символ болгарской культуры, но и как символ межкультурного, межнационального общения:

Встретились в волнах болгарская роза И югославский жасмин. С левого берега лилию в росах Бросил во след им румын. От Украины до новой России, Дети советской страны Бросили тоже цветы полевые В гребень дунайской волны.

Аромат розы символизирует также и успех, триумф, признание (в том числе признание и любовь другого народа): «Любопытно, что в 1968 году С. Ротару встретила свой день рождения, завоевав звание лауреата IX Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Софии (Болгария). Так состоялся дебют на эстраде тогда еще самодеятельной певицы. …Ошеломительный успех, первое место. Когда Софии вручали золотую медаль, ее буквально засыпали болгарскими розами. И один оркестрант пошутил: «Цветы Софии для Софии».

Субъективное означивание исторической эпохи культуры через запахи может происходить не только через личностное воспоминание и переживание, но и путем интеллектуальной реконструкции времени: «Поначалу пахло неважно - век XVIII не блистал телесной чистотой. Во дворцах того времени воняло несвежей плотью и отходами; приемы Екатериной Второй помещиков из дальних губерний были тяжелым испытанием для обоняния просвещенной императрицы. Спасались благовониями: при Елизавете Петровне сыпали на столы огуречную траву, при Екатерине Второй брызгали лавандовым маслом и носили саше - сумочки с платками, пропитанными, как сейчас бы сказали, ароматизаторами. … Балы XIX века благоухали изысканно. Во времена Николая Второго в покоях царил запах цветочных духов. Из павильона "Грот" разносился аромат кофе, который Екатерина II любила вкушать именно там. Во флигеле Александровского дворца, где проживал Александр Третий, щекотал ноздри дым дорогого табака. … В циркумференциях Большого дворца, где жила прислуга, во все времена пахло по-русски - щами. …В музее, созданном почти сразу после революции, еще витали, наверное, прежние дворцовые ароматы, постепенно заглушаемые экспозиционным стандартом. В войну - порох, гарь, конский навоз. Потом

 

7

 

- гуталин, пот и хозяйственное мыло военного училища. Дальше, на многие десятилетия - краска, цементная пыль, сырая штукатурка. … В домах отдыха трудящихся в Китайской деревне и работников НКВД в Александровском дворце пахло зубным порошком, дешевым вином и пустотой казенных тумбочек. В Белом зале Верхних конюшен, где городская молодежь топталась под ВИА, несло перегаром. На берегах Большого пруда принюхивались к принесенным с собой бутербродам и газировке загорающие и купающиеся. …Экскурсоводы, благоухая "Может быть" и «Пани Валевска» щебетали о барокко, рококо и подвиге советских реставраторов. Гостьи города, метра за два шибая в нос "Красной Москвой", пихали локтями хмурых мужей: "Смотри, отец, как люди жили". …Осенью вдыхала аромат прелых листьев вечно свободная ото всего советско-российская интеллигенция. Вдыхает и по сей день. … Сейчас в Царском Селе пахнет весной. По выходным - шашлыками и кофе. Мерещится запах прошлогодней листвы и лавра. Иногда ветер доносит едва уловимый аромат свежеотпечатанных денежных знаков»(15).

Определенная эпоха в развитии двух культур может означиваться через третью культуру. Так, например, и в болгарской и в русской культурах 70-80-х годов мы находим особый знак – запах польских духов «Пани Валевска» и «Бич Може» («Быть может»). С флаконом и ароматом «Пани Валевска» субъективно связаны воспоминания наших российских современниц о прекрасной юности: «Я хорошо помню первый подарок моего мужа. Двадцать пять лет назад, когда мы еще не были женаты, он подарил мне духи «Пани Валевска»». Для некоторых представителей русской культуры этот аромат символизировал элитарность, утонченность, «европейскость»: «Экскурсоводы, благоухая «Может быть» и «Пани Валевска», щебетали о барокко, рококо и подвиге советских реставраторов. Гостьи города, метра за два шибая в нос «Красной Москвой», пихали локтями хмурых мужей: «Смотри, отец, как люди жили»»(16). Для других он ассоциировался с весной и запахами природы: «В другом, платяном шкафу, в глубине, где пахнет духами «Пани Валевска», висит то самое маленькое платье в лимонный горошек, что своей легкостью подходит больше других как раз к сегодняшнему вечеру конца апреля, когда акация и тополь уже выпустили все листочки, и голой земли уже нет, а воздух еще свеж и пахнет не цветами, а влагой»(17). Иногда этот знак становился символом труднодостижимого благополучия, успеха и власти: «Когда муж ездил в командировку в Москву, он ночами стоял в очереди, чтобы купить мне в польском магазине духи «Пани Валевска», очень дорогие, в красивом флаконе темно-синего стекла. Духи - вещь интимная, и когда я спросила, чем он руководствовался, выбирая их, Анатолий ответил: «Пани Валевска» - это женщина, которая покорила Наполеона»(18).

Оценочные знаки (запахи и нормы этикета (лук, чеснок, пукнуть, бздеть - ?, запах перегара, запах спиртного, изо рта воняет), вербальная оценка поведения другого через запахи). Неудачи в коммуникации, связанные с запахами, и презентация в речи коммуникативных ошибок. Ругательства, связанные с запахами – вонючий козел и проч. Оценка местонахождения через запахи: «Отыскивая себе жильё, я прежде всего забочусь о том, чтобы избежать тяжелого и зловонного воздуха. Пристрастие, которое я питаю к прекрасным городам Венеции и Парижу, ослабляется из-за острого запаха стоячей воды в Венеции и грязи в Париже»19. Оценочные знаки в болгарской культуре: запах чеснока, пота, кислого, дешевых сигарет и алкоголя. Выражая брезгливость по отношению к такому собеседнику, болгары говорят: «смрадливка, миризливец, пръч».

Целенаправленное использование знаков в коммуникации (произвести впечатление на делового партнера, на сексуального партнера, запахи в рекламе – уничтожение неприятных запахов, приятные запахи как значимые характеристики

________________________________________________________________

 

15 Гориченский А. Три века Царского Села. // Невское время

16 Гориченский А. Три века Царского Села. Невское время.

17 Данилов А. Машенька Городецкая.

18 Из интервью Л. Нарусовой.

19 Монтень М. О запахах // Монтень М. Опыты: В 2-х тт. Т.1. Кн.1,2. М., 1996. С. 284.

 

8

 

предлагаемых товаров – реклама чистящих средств (исчезновение неприятного запаха, приятный запах), реклама парфюмерии дамской и мужской, обыгрывание запахов в другой рекламе – «запах сплетен и скандалов» в рекламе журнала). «… из всех сенсорно двигательных модальностей, быть может, только запах в этом отношении не столь существен для человека… Между тем хорошо известно, что устранение неприятных запахов может снимать пространственные, и не только пространственные, барьеры между людьми. Например, при отсутствии плохих запахов люди могут подходить друг к другу на более короткие дистанции и дольше находиться рядом в одном помещении… К сказанному о корреляции между пространством коммуникации и запахами можно добавить, что в ряде исследований, относящихся к ольфакции (науке о запахах), сообщается, что некоторые опытные врачи-психиатры способны выявить больного шизофренией по исходящему от него специфическому запаху, а Э. Холл утверждает даже, что отдельные врачи могут распознать у пациента особый запах ярости»(20). Хотя многие специалисты в области семиотики справедливо утверждают, что «в современном мире люди почти не используют запахи в сознательной и целенаправленной коммуникации»(21), мы хотели бы рассмотреть несколько областей жизни современного общества в России и Болгарии, в которых запахи как знаки непосредственно или опосредованно используются в целях оптимизации коммуникативного акта. Прежде всего это касается рекламы. Реклама мыла: «обладает стойким дезодорирующим эффектом, дарящим Вам аромат и ощущение комфорта на весь день»; реклама дезодоранта: «Тонкий, прозрачный аромат …не помешает Вам наслаждаться ароматом Ваших любимых духов…, подарит Вам свежесть», «Настроение свежести»; «он обеспечивает более надежную защиту от пота и неприятного запаха, чем обычные дезодоранты»; Заголовки в прессе: «В Думе и Кремле запах мокрых штанов стал доминирующим», «Запах стружки сейчас сильнее запаха гари», «Запах бензина и дорогих духов», «Семейный» спрут ползет на запах прибыли», «Лицемерие или запах нафталина» и т.д. Реклама жевательной резинки: - Знаешь, что мне сейчас нужно? – радостно спрашивает самоуверенный юноша, подскакивая к понравившейся ему девушке на дискотеке. – Освежить дыхание? – спрашивает она, почувствовав неприятный запах изо рта собеседника. Юноша сконфузился. Пожевав резинку, он подходит к другой девушке и задает тот же вопрос молодой человек: – Знаешь, что мне сейчас нужно? Вид девушки не оставляет сомнений: запах жевательной резинки покорил ее - она готова на всё! Таково волшебное действие запаха рекламируемого товара.

Запахи в религиозных представлениях и ритуалах. Уже в древних культурах ароматические вещества использовались в процессе отправления религиозного культа. Так, например, в Древнем Египте «ароматические масла ценились очень высоко; грабители, пробравшиеся в гробницу Тутанхамона, прежде всего похитили не золото, а сосуды с маслом и несколько предметов из серебра, ценившегося выше золота. Различные масла использовались как для приготовления пищи, так и для косметики и мумификации. Известны названия семи священных масел, применявшихся при бальзамировании; покровителем масел и благовоний в Египте считался Нефертум, мемфисский бог природы с лотосом на голове, сын Птаха и Сехмет, которого иногда называли «благоухающим лотосом у носа Ра»»(22). В православной культуре запахи символически связаны с представлениями о святости того или иного человека. В народе считалось, что тело святого после его смерти не подвержено разложению и не испускает специфический запах: (о старце Зосиме) «… возник было между находившимися у гроба вопрос: надо ли отворить в комнате окна? (…) ожидание тления и тлетворного духа от тела такого почившего есть сущая нелепость, достойная даже сожаления (если не усмешки) относительно малой веры и легкомыслия изрекшего вопрос сей. Ибо ждали совершенно противоположного. (…) от гроба стал исходить мало-помалу, но чем далее, тем более замечаемый тлетворный дух»(23). (елей, ладан) Запахи, являющиеся атрибутом богослужения, являются символами возвышения духа и очищения души, символами божественного: «… употребление ладана и других ароматов в церквах, распространенное с древнейших времен среди всех народов и во всех

_________________________________________________________________

 

20 Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык. М., 2002. С. 466-467.

21 Мечковская Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура: Курс лекций. М., 2004. С. 109.

22 Солкин В.В. Египет: Вселенная фараонов. М., 2001. С. 56.

23 Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы // Достоевский Ф.М. Собр. соч. в 15 тт. Т. 9. С. 368-369.

 

9

 

религиях, имеет целью пробудить, очистить и возвеселить наши чувства, сделав нас тем самым более способными к созерцанию»(24). В болгарском языке все, что является богоненавистным, обладает плохим запахом: Той го отвьрна от тьмните измамни и богоненавистни жертви, от измама към истина; отхвърли смрадните и нечисти техни храни, жертвениците им разори, утверди ги със светите книги в правата християнска вяра(25)…(Обратил его (болгарский народ) от темных, обманчивых и неугодных богу жертв, от обмана к правде, отбросил их смрадную и нечистую пищу, разрушил их жертвенники и утвердил их Святым Писанием в истинной христианской вере)

Знаки «свой – чужой». Идентичность. «Там русский дух, там Русью пахнет» (А.С. Пушкин «Руслан и Людмила»). Восприятие чужака. Запахи, ассоциируемые со своей культурой, и запахи, ассоциируемые с чужой культурой. Запах рождает в памяти образ родины у эмигранта: «И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони, зажмуришься, - и в сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, - маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший…»(26). Символизация чужой культуры через запахи (запах сандала – запах восточной культуры).

Знаки-запахи межкультурной коммуникации.

Для русских запах родины ассоциируется с запахом степи, сырой земли, с национальной кухней. Это прежде всего аромат пирогов и наваристого русского борща и щей. В сознании современных болгар национальный запах – это запах болгарской розы, также аромат национальных блюд, включающих баранину, чеснок, запеченный перец, острые пряности и уксус.

Нацональные запахи постепенно стираются в сознании людей. Остаются они единственно только в природе и в национальной кухне.

Стремительная глобализация сказывается и на запахах, одних из наиболее первичных ощущениях человека, связывающих нас с природой. Неслучайно запах “Макдональдса” за рубежом воспринимается нами как родной, знакомый и близкий нам запах. Таких примеров немало. Нацональные запахи постепенно стираются в сознании людей. Остаются они единственно только в природе и в национальной кухне

________________________________________________________________

 

24 Монтень М. Указ. соч. С. 283.

25 Чудо с болгарами. Древнеболгарский рассказ Х века.

26 Шмелёв И.С. Богомолье: Романы. Рассказы // Шмелев И.С. Собр.соч. в 5-ти тт. Т.4. С. 91



 

Еще некоторые статьи сходной тематики на Аромарекламе:

  

                    Обращаем Ваше внимание, что здесь указаны только некоторые статьи.

                    Полный список статей приведен в каталоге статей, на страничке Статьи

 

 

Любопытная информация Вам на заметку:

 

   
 

 

 

   
 
 
     
Портал Новости Информация

Статьи

О запахах

Интернет магазин

 

Контакты

 

Copyright©2006