Магазин

Портал главная

Новости Информация Статьи О запахах

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Удар в нос
Зачем современному человеку органы обоняния
 


Наш организм по-разному реагирует на запахи. Если в Гидропарке дышится радостно и легко, то в спертом воздухе переполненного троллейбуса зачастую становится не по себе. Это обоняние посылает в мозг сигнал тревоги. Почему же мы замечаем запахи лишь тогда, когда они «шибают в нос»?

ЗАПАХ ДЕТСТВА ЧИСТЫЙ


«Боже мой! Боже мой! Да за что же такое несчастье?» — горько сетовал герой гоголевской повести «Нос», у которого эта важная часть тела однажды пропала невесть куда. Ведь без носа, как он полагал, человек — черт знает что: птица — не птица, гражданин — не гражданин, просто возьми да и вышвырни за окошко!


А вот наши современники к своим носам почему-то относятся, мягко скажем, начихательски. О них почему-то забывают, когда говорят об органах чувств, называя прежде всего зрение и слух. И это, пожалуй, правильно. Именно через глаза и уши наш мозг получает основные сведения о мире.


— С обонянием у современных горожан куча проблем, — рассказывает киевский врач-отоларинголог Григорий АРТЕМЧУК, — их носы зачастую не воспринимают многих запахов из-за хронического насморка, сезонной пыльцевой аллергии, курения, синдрома «сухого носа». Для них «запах детства чистый», «дух печеного хлеба», «весенний аромат лугов» и прочие поэтические восторги остаются пустым звуком.


А ведь чувство обоняния, по утверждению Григория Ивановича, развилось у живых существ задолго до появления первого глаза и ушной раковины. Однако, несмотря на его столь солидный возраст, ученые только сейчас начинают проникать в его тайны. И до сих пор для них остается загадкой феномен дегустаторов, специалистов по распознаванию ароматов, которые, взяв в рот глоток пахучей жидкости или понюхав несколько ее капель, могут точно определить возраст вина, сорт винограда и даже место его созревания.


Ныне в СМИ нередко появляются сообщения о «суперносах» выдающихся парфюмеров, а когда-то у нас даже пользовался популярностью кинофильм о семейной драме одного такого нюхача. Так вот, эти специалисты для приготовления новых духов и мыла используют множество сложнейших по своим химическим формулам душистых веществ. И тем не менее природные запахи остаются вне конкуренции. Если, к примеру, в обычные парфюмерные смеси входят два-три десятка ароматов, то известный нам с детства запах лесной земляники состоит из девяноста шести.


Организм человека отнюдь не безразличен к природным запахам. Всем известно, что в сосновом лесу дышится совсем иначе, чем в душной комнате или, скажем, на заседании столичного градсовета, где мэтры архитектуры порой задыхаются от воздуха, которого, говоря словами Владимира Вишневского, ничем уже не испортишь. Почему в спертой, несвежей атмосфере мы невольно чувствуем какую-то затрудненность дыхания, появляется беспокойство?


— Дело в том, что обонятельные клетки, — говорит Григорий Артемчук, — предупреждают и организм об опасности, даже если мы этого не осознаем. Прощупывая своими тонкими ресничками воздух, поступающий в нос при дыхании, они как бы решают, допускать его в легкие или нет. Если воздух загрязнен вредными пахучими веществами, которые, как правило, издают зловоние, в центральную нервную систему посылается сигнал тревоги. Организм немедленно реагирует на него. Носовая щель сужается, воздуха проникает внутрь меньше. Такой запах мы называем душным, смрадным. Он угнетающе действует на наше самочувствие, портит настроение. И наоборот — аромат цветов, древесной смолы, талого снега, соленое дыхание моря и тысячи благоуханий, разлитых в природе, действуют на нас благотворно. Дышится легко, улучшаются кровообращение, аппетит. И самое главное — успокаиваются нервы, нормализуется кровяное давление.

ПОДВИЖНЫЕ РЕСНИЧКИ


Ныне, по словам врача, наш нос отнюдь не тот, что был у далеких предков. Тем не менее он ощущает невероятно малые концентрации запахов. Иной раз достаточно нескольких сот молекул для возбуждения нашей обонятельной системы. Например, ваниль дает о себе знать при фантастически малых дозах — 0,0000000005 грамма в литре воздуха.


Обонятельный эпителий или, проще говоря, восприимчивая к ароматам площадка в нашем носу невелика: в каждой ноздре она занимает поверхность, на которой легко может уместиться 25-копеечная монета. Правда, тонюсенькие подвижные реснички увеличивают поверхность эпителия в 10—20 раз.


Подобные же органы у животных также невелики по размерам, но чувствительность их гораздо выше, чем у человека. Обычная дворняжка чувствует запах масляной кислоты, когда в одном кубическом сантиметре воздуха находится ничтожное количество — девять тысяч молекул этого вещества. На все озеро Свитязь достаточно чайной ложки спирта, чтобы тамошние угри учуяли его присутствие.


Собака, к примеру, различает около двух миллионов ароматов, а слон — на порядок больше. Чудеса обоняния проявляют ищейки из числа свиней, помогающих таможенникам отыскивать контрабандные наркотики.


Многие лесные звери по запаху всегда чувствуют человека, как бы тот ни маскировался. Если, к примеру, охотник идет на кабана по ветру, животное унюхает его за полкилометра. Косуля определяет человека на расстоянии пятидесяти шагов. Хищники не только по поведению охотника, но и по его запаху мгновенно «соображают», испугался тот при встрече с ними или нет. Адреналин и еще какие-то вещества, которые образуются в крови струсившего человека, через поры проникают в воздух. Этот «запах страха» оповещает зверей, как себя вести — нападать на охотника либо бежать без оглядки.


Запах страха выделяют в минуты опасности и некоторые рыбы. Как только щука поймает пескаря и острыми зубами поранит его, в воде окажутся особые пахучие вещества, которые предупреждают других пескарей. И те молнией разлетаются в разные стороны. Опыты показали, что иные из рыб по остроте обоняния не уступают лучшим собакам-ищейкам.
Потрясающе чутки к запахам и отдельные насекомые. Самец бабочки тутового шелкопряда, учуяв самку, летит за 8—10 километров на запах, пока не встретится со своей подружкой или же погибнет, истощенный долгим полетом. Почти такой же острой чувствительностью к запахам подруг обладают бабочки «большой павлиний глаз», стеблевой мотылек, хлопковая сойка и примерно еще 30 видов насекомых.


Однако все эти насекомые реагируют на один-единственный запах. А вот муравьи и пчелы владеют, можно сказать, целым арсеналом тончайших ароматических ощущений. Причем пчелы настолько чувствительны, что различают даже отдельные составные части ароматных смесей, а человек воспринимает сложный запах как единый — слитный.

ПАХУЧИЙ ДИСК С ХВОСТИКОМ


Но как бы ни были изощрены органы чувств у иных насекомых и животных, в них нет «мудрости», присущей чувствам человека, который не только умеет отлично пользоваться свойствами запахов, но и пытается понять их природу. Однако до сих пор наукой не установлена даже достоверная классификация запахов.


Издавна их пытались объединить по каким-то общим признакам. Великий естествоиспытатель Карл Линней еще в XVIII веке назвал семь классов запахов: ароматические, бальзамические, амброзийно-мускусные, чесночные, козловые, дурманящие, смердящие. Через столетие другой ученый выделил девять классов. Потом сводили все запахи к восьми, шести, четырем группам. Все классификации ароматов страдали субъективностью. Ведь даже очень грубое разделение запахов на «приятные» и «неприятные» — произвольно. Почему? Да потому, что одним нравится запах земляники, а другие страдают от него аллергией. Свежий запах березовой рощи большинству людей «приятно стесняет дыхание», а иные ходят возле берез с опухшими лицами и воспаленными глазами. Даже классический аромат розы у людей, подверженных аллергии, может вызвать обильное кровотечение из носа.


В наши дни ученые пробуют найти объективную классификацию запахов. Учитываются строение молекул душистых веществ, их форма. Опытным путем установлено, что вещества с молекулами сложными, более разветвленными пахнут сильнее, чем те, чьи молекулы вытянуты в линейку.


Молекулы в виде диска с хвостиком пахнут цветами, а шарообразные — камфарой; клинообразные молекулы благоухают мятой, а похожие на палочки — эфиром.
— Ныне теорий, — продолжает Григорий Иванович, — вернее, гипотез, пытающихся объяснить природу запахов, около сорока: субъективные, колебательные, адсорбционные, информационные... обо всех даже не упомянуть. В каждой из них есть частица истины, потому что все они исходят из каких-то физических или физиологических свойств запахов либо из особенностей восприятия их органами чувств.

АРОМАТНЫЙ ПАСПОРТ


Люди пытаются создать искусственный нос, ничем не уступающий собачьему. Ведь, согласитесь, обидно, что во многих странах «показания» собаки-ищейки для юристов являются неоспоримыми вещественными доказательствами преступления. Столь же незаменимы охотничьи собаки для розыска дичи. А в Бельгии ищеек и вовсе заставили выполнять необычную для них прежде работу — они служат контролерами на газовых заводах. Собак обучили обнаруживать даже самую незначительную утечку газа. Одна ищейка заменяет двести газовщиков.


Наконец-то родилась и оперилась одорология — наука о запахах. Она находит широкое применение во многих областях. Каждому человеку присущ неповторимый запах. На любого из нас можно выписать «ароматный паспорт». Достаточно провести 45 минут в стеклянном боксе, чтобы насытить пространство своим запахов. Анализ ароматных паров дает возможность многое сказать о человеке — где он был, с кем встречался, чем закусывал... По запахам можно даже определить скрытые болезни. Опытные врачи знают, что многим заболеваниям сопутствует неповторимый запах. При тифе, например, человек пахнет кислотой. Свои ароматы имеют дифтерит, оспа, подагра, диабет, некоторые формы рака.


Лауреат Нобелевской премии Лайус Полинг и его сотрудники из Стэндфордского университета разработали очень чувствительные анализаторы запахов болезней. По выдыхаемому человеком воздуху диагноз устанавливается сразу и большей частью безошибочно. Отпадает необходимость в длительных обследованиях, рентгеновских снимках и других процедурах.


Сфера применения «искусственного носа» с каждым годом расширяется. Современные анализаторы в недалеком будущем можно будет использовать для поиска неметаллических предметов на дне моря — все они чем-то пахнут. Запах поможет обнаруживать полезные ископаемые в подземных кладовых, находить неисправности в двигателе самолета, чинить телевизор, определять качество продуктов... Словом, поработать «искусственному носу» придется много.


Ведутся опыты и по конструированию систем, которые станут посылать обонятельные импульсы непосредственно в мозг человека. Вы будете смотреть телевизионные передачи, удобно устроившись в «кресле комфорта». Вместе с изображением и звуком телецентры начнут передавать и обонятельные электротоки. Вам покажется, что от экрана телевизора исходят, к примеру, запахи утреннего леса или ощущение холода во время снегопада. Это сделает «эффект присутствия» более полным.


В отличие от животных, человек воспринимает запахи эстетически — он чувствует красоту ароматов. Пчела равнодушна к живописности цветочного поля, запахи не вызывают у нее удовольствия. Она «летит по заданию». Если бы нектар пахнул бензином, а такой опыт был проведен исследователями, пчела все равно исправно собирала бы его. Человек же способен наслаждаться ароматами, как живописец оттенками красок.


Изощренная восприимчивость к запахам обогащает наш внутренний мир, обостряет чувствительность к прекрасному. Способность ума проникать в тайны ароматов неизмеримо увеличивает могущество человека над силами природы. Так что дышите глубже, друзья!

 

Автор: Иван Засухин
Источник: "Киевские Ведомости"

 

Еще статьи по этой теме на Аромарекламе:

 

 

   
 

 
     
 
 
     
Портал Новости Информация

Статьи

О запахах

Интернет магазин

 

Контакты

 

Copyright©2006